День защитника Отечества, или Антисказка

Едет русский народный богатырь Илья Муромец по темному лесу.
Зорко всматривается он в чащобу — не крадутся ли вновь на Русь орды коварных нелегальных таджикских печенегов?.. Не завелось ли в сопредельном тридевятом государстве очередное НАТОвское Идолище Поганое?..
Но тихо в лесу. Даже барсук, против обыкновения, спит.

Закручинился Илья. Невеселые мысли бродят в его буйной голове. Тридцать лет и еще три года стережет он Русь!.. Тридцать литров крови пролил за Отечество, да еще три литра — как донор сдал!..

И что выслужил за это? Угол на печи в коммунальной избе, да медаль почетную «За взятие правой головы Змея Горыныча» 2-ой степени… Горько богатырю и обидно…

А тут еще и Василиса Прекрасная от него ушла. И к кому — к Тугарин Змеевичу! Ну и что, говорит, что он нехристь басурманский? Зато у него первые на деревне Рублевка хоромы краснокаменные, кабак «Golden красны девицы» в стольном граде Киеве, да прямой номер берестяной почты Владимира Владимировича Красного Солнышка на рабочем столе!..

Эх, тяжела ты, доля богатырская!..

Только вот что и есть у Ильи одна отрада в жизни — конь добрый, баварской породы. Ноздри широкие, копыта люминием подкованы, хвост прямохвостый. Неча сказать — богатырский конь!

Но — чу!
Слышит Илья посвист молодецкий, да глас хриплый: «Водитель кобылы, вправо принимаем и останавливаемся!»

Глядит Муромец — выходит из-за дерева человек. Ростом сам не велик, но телом — преизряден. Одет в зипун серый, да сапоги дурно чищенные.
Через плечо у него, на белой перевязи — меч короткий в ножнах белых, черными полосками перехваченных.
На круглом лице — усы пышные, да глазки маленькие, жиром заплывшие.
Недобро человек на богатыря смотрит, оценивающе…

Подходит он к Илье, белой рученькой взмахивает, как будто б ухо почесать хотел, да на пол-пути передумал, и молвит человеческим голосом:
«Добрый ночи. Инспектор княжеской безопасности богатырского движения Соловьев-Разбойников. Предъявите вашу подорожную!»

Муромец-то от князей в жизни много лиха натерпелся. Знает по опыту горькому — ничего хорошего не жди тут… Растерялся он, забыл даж, что никаких подорожных богатыри на Руси с покон веку с собою не возили.

— Ой, ты гой еси, командир, — молвит жалостливо, — ну, чего там… Я ж не нарушал… Да все нормально…

— Подорожную предъявите! — стоит на своем Соловьев-Разбойников.

— Ну, извини, начальник!.. Ну, забыл я ее!.. Мы у Добрыни были, мед-пиво пили… Там я ее, наверное и оставил, не занимать стать! Давай поскачу сейчас поскоком богатырским, привезу подорожную! За раз оборочусь, одна нога здесь — другая — там!

— Тэ-э-эк… — радостно Соловьев разрумянился. — Пиво, говорите, пили?.. И подорожной нету?..

— Так ведь по усам текло, — в отчаянии от свершенной промашки  роковой возопил  Илья, — а в рот не попало!..

— А ну-ка дыхните!..

— Дык, не могу я!.. — застеснялся Муромец. — Я — богатырь все ж… Дыхну коли — сдует тебя аки былинку…

— Эка! —  аж крякнул Соловьев от удовольствия. — Отказ от освидетельствования! Что ж, будем составлять челобитную…

— Слышь, командир… А может того?… Договоримся?.. — совсем пал духом богатырь.

— Гражданин Муромец, это что же — вы мне, при исполнении службы государевой, подношение готовы поднесть?! — взвился инспектор соколом.

Илье — терять неча ужо.  Вопрошает робко:
— А готовы вы подношение-то принять?

— Ну-у-у-у, — выдержал паузу скоморошью Соловьев, —  не знаю я даж, не ведаю… Но, поразмыслить коли…  Очень хочется! Так давай: оставляешь мне коня свого богатырского, да идешь миром на все четыре стороны!

Осерчал зело Муромец, выхватил из ножен верный меч-кладенец.

— Охолони, басурманин! — покрикивает, да кладенец над головой покручивает. — Не бывать тому, чтоб конь мой добрый нечисти всякой верную службу служил!

Вытащил тут Соловьев из-за пазухи книжецу махонькую, полистал ее, да хмыкнул довольственно.
— Ко всему прочему, еще и пункт 32.15 Правил Богатырского Движения — «Использование махательных приборов, не соответствующих действующему Государеву Техническому Уставу»!

Куда ж богатырю супротив крючкотворов княжеских? Уронил Илья повинную голову…
— Что ж будет мне за все это? — только и спросил тихонечко.
— Как что? — удивился Соловьев. — По совокупности — лишение, конечно!
— Чего лишение-то?
— Прав.
— Так ведь нету у меня прав. Нету! Не изобрели их еще!
— Как так — нету?! А право на труд?!.. На отдых?!.. На жизнь, в конце концов?! Вот я тебя сейчас его и лишу!..
И сожрал Илью Муромца. Вместе с конем сожрал.

Вот так и перевелись на Руси богатыри.

One thought on “День защитника Отечества, или Антисказка

  • 23.02.2010 в 12:51
    Permalink

    зачот!
    богатыри перевелись и вожаки перевелись, ведь настоящих буйных мало, вот и остались одни провожатые

Обсуждение закрыто.