Особенности национального автомобилестроения, или Слава России!

(Неоконченная пьеса для механической балалайки)

Действующие лица.

Дмитрий Анатольевич Пандов, 45 лет, человек огромного роста.
Владимир Владимирович Дорогин, 57 лет, человек огромных заслуг.
Борис Вячеславович Кусалов, 59 лет, человек-летучий медведь.
Коля Хохменко, 48 лет, молодой человек без определенных занятий.
Охрана, лакеи, многонациональный российский народ и проч.

_____________

Кабинет Пандова, поздний вечер, полумрак. На столе горит зеленая лампа. Из открытого окна доносится бой курантов.

Пандов (у окна, прислушивается.) Куранты-куранты, сколько мне еще осталось?!..

Дорогин (незаметно заходит в кабинет, громко.) Ку!

Пандов (испуганно.) А почему так ма?!.. (Замечает Дорогина.) Тьфу ты, Вова, со своими шуточками!..

Дорогин. Ладно, ладно!.. Посиди еще… Я не тороплюсь. (Многозначительно.) Пока… посиди. (Пауза.) Ну?.. Как там?.. С ЭТИМ?..

Пандов (мрачнеет.) Все так же… Плохо…

Дорогин. Кусалова пробовал посылать?..

Пандов. Угу…

Дорогин. Ну и?..

Пандов (пожимает плечами.) Ты ж его знаешь… Промолчал, пошел поправлять… Только сейчас вот вернулся… Позвать?

(Дорогин кивает. Пандов подходит к окну, достает из кармана пачку денег, горстями кидает купюры за окно.)

Пандов. Гули-гули-гули!..

(Слышен шум крыльев, на подоконнике появляется Кусалов. Он в черном блестящем костюме крылатого медведя. Из-под полумаски видны аккуратные седые усы. Собирает с пола деньги, выпрямляется. Молчит.)

Пандов и Дорогин (в один голос.) Ну?!..

(Кусалов молчит. Отрицательно качает головой.)

Дорогин. Что, совсем ничего не удалось сделать?.. (Кусалов молчит.) А пошлины пробовал повышать?.. (Кусалов молча кивает.) И что?.. Лучше не стало?.. (Кусалов молчит.) А понижать пробовал?.. (Кусалов испуганно машет руками, мотает головой, неразборчиво мычит.)

Пандов (объясняет Дорогину.) Он не может понизить. Он откат взял…

Дорогин (удивленно.) А нас-то каким боком его проблемы волнуют?..

Пандов (потупившись, приглушенно.) Я тоже не могу…

Дорогин. Ты что, хочешь сказать?..

(Долгая пауза. Пандов смущенно ковыряет пол носком ботинка.)

Дорогин (задумчиво.) Гхм… У меня кончились идеи…

Пандов (спохватывается, машет на Кусалова руками.) Что встал, дура?! Кыш, кыш!.. (Кусалов с печальным клекотом вылетает в окно. Пандов поворачивается с Дорогину.) Слушай… А помнишь — там какие-то французики все крутились?.. Хотели ЭТО выкупить?.. Мы вроде б даже им какую-то часть продали? Может они целиком заберут, а?..

Дорогин (в сердцах машет рукой.) Эээ!.. Приходили они тут ко мне на днях… Плакали… На коленях валялись… Просили обратно забрать то, что уже купили. Говорят — сил их больше нету… Все, что они в ЭТО вкладывают — все пропадает. С концами… Хех… Нашли чем удивить!.. Даже откат предлагали — только забери…

Пандов (деловым тоном.) Взял?

Дорогин (возмущенно.) Ты, Дима, это!.. Не забывайся, все ж!.. Чтоб я, в моем возрасте и положении?!.. (В сторону, вполголоса.) Вот эти-то ихние копейки!.. (Нормальным тоном.) Мне тут парнишку одного толкового порекомендовали. Говорят — хочет делать народный автомобиль… Может его ТУДА пошлем?.. Пусть попробует… Хуже-то вряд ли будет… Хуже-то уже некуда… Да, собственно говоря, я его с собой привел. Сидит сейчас в приемной, дожидается… (Подходит к столу, нажимает кнопку селектора.) Давайте сюда этого!..

(Появляется Хохменко. На протяжении всей сцены — смеется и приплясывает.)

Хохменко. Ха-ха!.. Я предлагаю вам проект русского народного автомобиля!.. Ха-ха-ха!.. С пластмассовым кузовом и разработанного на основе новейших зарубежных автоспортивных технологий! О-хо-хо!..

Пандов (заинтересованно). Нанотехнологий, надеюсь?

Хохменко. Хуяно! А-ха-ха!.. Вы прослушали новую шутку от Хохменко! Хо-хо!.. Стоимость нашего автомобиля не превысит ста двадцати тысяч евро, что позволит каждой без исключения российской семье приобщится к настоящему автоспорту!.. Ха-ха!..

Дорогин (с удивлением.) Это что же?.. Российский народ уже настолько обеспечен и состоятелен?.. Почему мне не доложили?..

Пандов. Не только состоятелен, но еще и силен и един! (Ехидно.) Стараемся, Вова, работаем… (В сторону, вполголоса.) Не то что при некоторых…

Хохменко. А теперь оцените название народного автомобиля от Хохменко!.. «Парусия»! Чувствуйте, чувствуйте, да?!.. Здесь одновременно и «парус» и «Россия»!.. Чтобы, значит, иностранцы сразу поняли — Россия вновь поднимает паруса и приходит в Формулу 1!..

Дорогин (подозрительно прищурившись.) Иностранцы, говоришь?.. А ну-ка, ну-ка… Напиши мне это название латиницей… Вот здесь, на бумажке…

(Протягивает Хохменко ручку. Тот пишет.)

Дорогин (в бешенстве, орет.) Ты что себе позволяешь, сукин сын?!.. «Мочить» — относилось к международному терроризму, а не к российскому автопрому!.. Политической сатирой вздумал заниматься?!.. По Лондону соскучился?!.. (Вбегает охрана, Хохменко уволакивают. Дорогин, вдогонку.) Ручку верните!..

(Пауза. Слышен постепенно удаляющийся смех Хохменко.)

Дорогин (устало потирает лоб, задумчиво.) Но что же все-таки с ЭТИМ делать?..

Пандов (воровски озираясь по сторонам, достает из-под стола чемоданчик. Шепчет.) Слушай… А может?.. Ну… Кардинально, так сказать?.. Как и не было?.. И никакой головной боли… А?..

Дорогин (протягивает к чемоданчику руку. Отдергивает. Снова протягивает. Вновь отдергивает. На лице — сложная гамма эмоций. Наконец — решительно качает головой.) Нет. Там 700 тысяч человек в городе. С одной стороны — да и хрен бы с ними!.. А с другой… Вот был бы Джордж… Джорджу бы пофиг было… Джордж — хороший мужик, правильный. А этот, нынешний… У этого по поводу прав человека и прочей байды — сдвиг по фазе… Видать — на почве собственной расовой неполноценности, чтоб его… Нет. Этот ругаться будет. (Пауза.) Господи, ну что?!.. Что мы тебе плохого сделали?!.. За какие же грехи ты нам ЭТО послал?!… Вот, скажем, в Германии — народ как народ… Ездят себе на немецких автомобилях и не жалуются… А этим… моим… Вишь ты — все иномарки подавай!.. От отечественного — они, понимаешь, нос воротят… Свиньи зажравшиеся, а не народ!.. Нет, ну вот что ты с ними делать будешь?.. Хоть — бросай все и начинай им сам, на личном примере, все объяснять, да по полочкам раскладывать — что для них хорошо, а что плохо… Иначе не поймут, сволочи… (Подходит к окну, нервно барабанит пальцами по подоконнику. Напевает под нос.) Калина желтая… калина вызрела…

(За окном угадывается колыхание огромной серой массы людей. Это многонациональный российский народ. Он безмолвствует.)